--------
Название: "Les Paradis Artificiels" ("Искусственный рай", фр.)
Автор: Lavissa Grey
Бета: Lavissa Grey
Фандом: группа Cinema Bizarre
Пейринг: Strify/Kiro
Рейтинг: R
Жанр: romance
Размер: макси
Предупреждение: AU
От автора: если во время чтения вам послышится вой флаффа, знайте – вам послышалось ^_~
Примечание: оригинальное название во мн.числе (что соответствует сюжету в фике), однако русский перевод в ед.числе, т.к. по иному не звучит. Также в фике указаны настоящие имена парней.
Дисклеймер: герои принадлежат сами себе, выгоды из данного фика автор не извлекает, а также не утверждает, что эта история происходила в реальности.
Права размещения и публикаций: размещайте там, где хотите, только с указанием автора и беты + отправьте мне ссылку на e-mail: nekobizarre@rambler.ru
Статус: закончен



Этого парня Карстен видел каждый день. По всей видимости, офис компании, в которой он работал, находился в одном здании с офисом, где трудился сам Карстен. И поэтому он встречал его то на лестнице, то в узком коридоре, а иногда в кафе на первом этаже, куда забегал выпить чашку кофе.
Так продолжалось несколько месяцев. Поначалу Карстен просто равнодушно окидывал красивого блондина взглядом и бежал дальше по своим делам. А через какое-то время он начал отмечать некоторые изменения в его облике. Порой незнакомец выглядел уставшим и печальным, а бывало лучился неподдельным весельем; то он был облачён в безупречный костюм, а в другой раз приходил на работу в демократичных джемпере и джинсах. И в последнее время эти встречи стали для Карстена просто необходимостью, потребностью, как сон и еда. Если ему не удавалось увидеть его до обеда, он начинал нервничать, каждые полчаса бегал по коридору в соседний отдел или спускался на первый этаж. И когда, в конце концов, сталкивался с ним, то вздыхал с облегчением и не мог сдержать счастливой улыбки. Парень сдержанно улыбался Карстену в ответ, но не делал никаких попыток начать разговор. Просто молча кивал ему, как старому приятелю, и проходил мимо. А Карстен лихорадочно искал способ с ним познакомиться. Искал и не находил. Ну, как, скажите на милость, знакомиться, если их случайные встречи мимолётны и занимали доли секунды? И какой тут можно придумать предлог? Уронить перед ним папку с бумагами, спросить, который час, или невзначай подвернуть ногу? Нет, слишком банально, к тому же шито белыми нитками.
Конечно, Карстен не раз видел в кино, насколько легко и непринуждённо одному парню можно познакомиться с другим, к примеру, на приёме: загадочный взгляд, изящный поворот головы – и вот уже добыча попала в хитроумно расставленные роковым красавчиком сети. Высокий стройный блондин (или жгучий брюнет – это неважно!) лёгкой походкой направлялся к главному герою и, наклонившись к нему, с игривой улыбкой задавал какой-нибудь вопрос. Главный герой, как бы нехотя, отвечал, но потом у них совершенно незаметно завязывался разговор, и – дело сделано! Вскоре парочка покидала шикарный зал, в котором проходил приём.
Было и ещё одно препятствие, не позволявшее Карстену сделать первый шаг: с юности у него выработалось правило не заводить знакомства с парнями на улице, в транспорте и уж тем более на месте работы!
И Карстен продолжал улыбаться незнакомцу при встрече, отмечая про себя и лёгкий беспорядок на голове, и новый модный галстук, и даже весёлые искорки в глазах.
Вечером, ложась спать, Карстен до мельчайших подробностей вспоминал каждую дневную встречу, наклон его головы, прямую осанку и походку – неторопливую и уверенную. Он фантазировал, придумывая блондину имя, род занятий и возраст. В своих мечтах Карстен называл его Страйфи. Это имя как нельзя лучше подходило и к его серым глазам и вообще ко всей внешности – стройной подтянутой фигуре, сдержанным жестам и движениям.
А ещё ему виделось, что блондин ездит на стильном чёрном авто и в свои двадцать четыре всё ещё не завёл себе постоянную подружку. Карстен представлял, как он приходит вечером с работы, готовит ужин, потом пьёт кофе и, усевшись перед лэптопом, расслабляется в своей уютной домашней обстановке.
Карстен так ясно это видел, что иногда ему ужасно хотелось оказаться рядом с ним! Сказать ему что-то весёлое или чувственное, вроде: "Ты красивый... и мне очень нравится смотреть на тебя".
В конце концов, поймав себя на том, что готов произнести фразу вслух, он спохватывался, поворачивался на другой бок и, мысленно пожелав Страйфи спокойной ночи, засыпал.
Так, благодаря богатому воображению Карстена, этот парень перестал быть для него незнакомцем. Встречая его утром в коридоре, он одними глазами говорил ему: "Доброе утро, Страйфи". Поднимаясь вслед за ним по лестнице, спрашивал, не размыкая губ: "Как твои дела сегодня?" Когда он усаживался в кафе за столик, Карстен издали улыбался ему: "Не забудь взять к кофе свой любимый чизкейк".
Иногда Карстену казалось, что ему навстречу летят мысли блондина, такие же тёплые и ласковые. Они обволакивали его, как волны моря – то поднимали вверх и осторожно опускали, то задорно бросали в лицо целую дюжину жемчужных брызг. В такие минуты ему хотелось забыть об условностях, шагнуть привлекательному блондину навстречу, вцепиться в него и уже никогда не отпускать.
Карстен делал маленький шажок, открывал было рот, чтобы сказать запрещённую самому себе фразу "Как тебя зовут?" – но потом вздыхал и отступал. Нет, видимо, не сможет он решиться вот так вот познакомиться с парнем, несмотря на то, что он ему и очень нравится.
"Ну и ладно. Пусть всё будет, как есть. Зачем мне его имя? Имя я ему и так придумал! Буду жить этими встречами", - заявил себе Карстен.
Но однажды он не встретил блондина ни в коридоре, ни на лестнице, ни у широкого окна в холле, где тот иногда останавливался, чтобы посмотреть на улицу. Карстен искал его везде, но не находил – даже спросил о нём у знакомой девчонки, которая работала в офисе этажом выше. Никто ничего не знал. Блондин исчез, пропал, улетел на другую планету... Весь вечер Карстен грустил, а ночью ему не удалось уснуть.
Он не увидел его ни на следующий день, ни через неделю, ни через месяц. Дни без этих встреч стали серыми и сумрачными. Теперь он не мчался, как прежде, на работу, а тихонько брёл по улице, уворачиваясь от порывистого ветра. Он стал редко выходить из своего отдела и даже в кафе спускался с неохотой.
Вечерами, придя домой, Карстен усаживался за стол у окна и начинал строчить Страйфи письма. Он рассказывал в них, как прошёл день, и интересовался его собственными успехами. Карстен писал блондину о своих чувствах, о том, как скучает без него, и просил поскорее вернуться. Эти письма стали единственной ниточкой, которая связывала его со Страйфи. Они помогали ему переживать разлуку, наполняли дни и вечера хоть каким-то смыслом. Карстен запечатывал их в конверты и складывал в ящик стола. Каждый вечер к стопке прибавлялось новое письмо, и она быстро росла.
Обязательную явку на корпоративную вечеринку Карстен воспринял с унынием. Ему не просто не хотелось туда идти, ему было элементарно трудно это сделать. За последнее время он настолько выдохся, что желал лишь одного – отправиться в отпуск. Мысль о том, что придётся в принудительном порядке выпивать со своими коллегами, совершенно его не прельщала. Но выбора не оставалось, ведь организатором выступал шеф его отдела. Отказываться было нельзя.
В конечном итоге, переступив через себя, Карстен хоть и с опозданием, но заявился на увеселительное мероприятие, где его тут же усадили за один из круглых красиво сервированных маленьких столиков и налили что-то в бокал. После этого он здраво рассудил, что самый простой способ покончить с этим вечером – это позволить себе плыть по течению, смиренно дожидаясь того часа, когда можно будет тихо улизнуть домой.
- Хмпф! Невероятно, он снова тут. Похоже, у него там ничего не получилось.
- Да уж. И это только подтверждает то, что такой богатенький мальчик, как он, не в состоянии сам о себе позаботиться. Получить у нас такой отличный опыт и провалиться на столь престижной работе...
- Слышал, он сам уволился.
- Наверное, посчитал, что лучше убраться самому, чем ждать, когда тебя об этом попросят.
Карстен озадаченно повернул голову к двум своим коллегам, что сидели рядом с ним. Те явно кого-то честили, поглядывая за спину шефа. Карстен посмотрел туда же и... и чуть не задохнулся от охвативших его в тот же миг чувств. Возле шефа, всего в нескольких шагах от самого Карстена, стоял его блондин! Его "Страйфи".
- Эй, приятель, ты в порядке?
Карстен ощутил лёгкий тычок в бок от одного из своих сослуживцев.
- Тебе плохо?
"Нет, мне хорошо", - подумалось Карстену. - "Я вновь вижу его".
И вдруг словно что-то нашло на него. Он понял, что не может больше так жить. Ведь если сидеть и ждать, то можно так и остаться в конце очереди за счастьем.
Карстен встал и, прихватив с собой свой бокал, решительной походкой направился к шефу и Страйфи, разговаривающим друг с другом. Он ещё не решил, что именно сделает, но зато точно знал, что сделать что-то обязательно нужно...
- Извините, шеф, что прерываю, но я бы хотел получить от вас совет по поводу отчёта, который мне надо сдать в конце месяца, - на одном дыхании выпалил Карстен, остановившись рядом с шефом и как бы "не замечая" стоящего тут же блондина.
- Да что ж с вами со всеми такое? К кому ни подойду, все о работе, да о работе! Нельзя чтобы мысли только о ней были, - пожурил шеф с улыбкой добродушного начальника. - Вот и этот молодой человек поёт мне в уши те же арии. О работе, господа, будем говорить на работе в рабочее время. А сейчас – отдыхайте.
И хлопнув сначала Карстена, а потом блондина по плечу, шеф удалился.
Карстен осторожно перевёл взгляд на своего "Страйфи". Тот выглядел так, словно находился в полном замешательстве и Карстен его, в общем-то, понимал, потому что и сам ощущал сейчас нечто подобное.
Однако через пару секунд лицо блондина разгладилось, и он посмотрел на Карстена в ответ.
- Андреас Худес, - представился он, протягивая ему руку.
Карстен стушевался, но затем заставил себя собраться.
- Ка-арстен Шеффер, - отвечая на рукопожатие, выдохнул он.
- Хм, Карстен... похоже, нам не оставили выбора, - усмехнулся Андреас.
- Да... Хотя мне не всегда по душе, когда шеф становится столь незадачливым, - Карстен несмело улыбнулся.
Первый шаг к заветному желанию остался позади и теперь Карстен лихорадочно соображал, как продлить знакомство. Что следует говорить дальше? Что следует сделать?
- Ты что-то говорил об отчёте... Может, я смогу помочь? - после небольшой паузы вдруг заговорил Андреас.
Карстен встрепенулся, вскинул на него взгляд, который неизвестно когда успел опустить в пол, и с волнением произнёс:
- Если тебе не сложно. А то чувствую, что все выходные над ним просижу.
Вскоре они уже оккупировали один из незанятых столиков и, за несколько минут обсудив выдуманный Карстеном отчёт, удивительно легко перешли на другие темы. Оказалось, что Андреас уезжал из Берлина, чтобы возглавить новый офис для VIP-клиентов в Вене. Все прочили ему головокружительную карьеру, но почти сразу после назначения на должность он решил всё бросить и вернуться в Берлин.
- Почему? - не удержавшись, полюбопытствовал Карстен. - Ведь это такая заманчивая работа.
- Просто понял, что это не моё, - не задумываясь, ответил Андреас. - Я внезапно осознал, что жизнь проходит мимо – моя жизнь. И что живу я чужими желаниями и интересами, потому что мой начальник считает, что я перспективный, а родители радуются, что я заполучил прекрасную, во всех отношениях, должность. Однажды отец позвонил мне в Вену и сказал: "Теперь ты сможешь съехать со своей берлинской квартиры и взять кредит уже на комфортный дом! Потом женишься, заведёшь детей. Мы так рады за тебя!" А я... Ну, я, конечно, люблю их. И я очень благодарен им за то, что они дали мне образование, но, тем не менее, я почувствовал, что жить по их планам больше не могу. И именно в тот миг я ощутил это особенно остро. Поэтому на следующий же день написал заявление об увольнении, а ещё через пару дней приехал в Берлин. Эм... и вот я здесь! Сижу с тобой за столиком на этой вечеринке, куда позвал меня твой шеф – старый друг моего отца – пью вино, расслабляюсь и совершенно не представляю, как я буду жить дальше!
Андреас рассмеялся. И видно было, что ему действительно весело и легко на душе от этой неопределённости в его жизни.
Карстен восхитился подобной смелостью. Отнюдь не каждый может добровольно пойти на такие перемены из-за того, что в какой-то момент захотелось для себя чего-то другого, чего-то лучшего. Но, возможно, так и надо жить. Перестать зарывать "в песок" свои мечты и рискнуть. Например, вот он. Разве его ничего не утомляет? Каждый день: быстрый завтрак – работа – быстрый ланч – работа – дом – быстрый ужин – сон. Бывают, конечно, редкие всплески изменений, но и только. Его серый офисный стол всегда в идеальном порядке: слева аккуратно отсортированы папки с документами, справа под рукой – телефон, канцтовары, календарь, визитница, подставка под мобильный, ровно в центре стола – плоский монитор, заботливо протираемый от пыли каждое утро. Скучно – так же, как и вся жизнь Карстена за последние годы.
- Завидую, - сказал он блондину со вздохом. - Мне бы так.
- А что удерживает? - тут же спросил тот.
- Удерживает? - растерянно переспросил Карстен.
- Ну, да, - кивнул Андреас. - Ты не стремишься что-то изменить из-за опасений за своё будущее или потому что есть нечто, что удерживает тебя в твоей сфере деятельности? Нечто, за что ты цепляешься, может, даже подсознательно?
- Ну, не знаю... Я не задумывался о таком.
- Загляни внутрь себя, - улыбнулся Андреас. - Там можно найти ответ.
Карстен тоже улыбнулся.
- Советуешь?
- Ха, я не тот человек, который в состоянии посоветовать что-то дельное, - усмехнулся блондин. - Особенно теперь, когда я стою на "перекрёстке" и размышляю, какой путь выбрать.
- У тебя ещё нет мыслей по этому поводу?
Андреас, казалось, задумался, а затем хмыкнул.
- Ну, я могу пойти получать второе образование или просто побездельничать несколько месяцев, благо имеются неплохие для этого сбережения. В любом случае, что бы я в итоге ни решил, это будет мой выбор.
Карстен отвёл свой взгляд в сторону. Смотреть в сияющие живыми эмоциями глаза Андреаса становилось всё невыносимее. На его фоне Карстен начал казаться себе каким-то незначительным, тусклым и совсем не интересным. Разве такой, как он, может стоять рядом с настолько яркой личностью? У него нет ни упорства, ни решительности, которые, по всей видимости, присущи блондину. Так, каких тогда отношений – возможных, лишь возможных! – он считает реальным добиться? Даже просто подойти к Андреасу потребовало от Карстена неимоверных усилий и внутреннего напряжения, поэтому и смысла нет раздумывать над дальнейшим... У него не хватит храбрости.
- Эм... вечеринка уже подходит к концу, кажется. Я, наверное, пойду... Спасибо за помощь с отчётом и вообще приятно было пообщаться, Андреас... - и Карстен встал из-за столика, собравшись уйти.
Ему захотелось скрыться, спрятаться от своего "Страйфи", чтобы больше не чувствовать себя недостойным его. Там, в своей квартире, он может и дальше писать ему письма, представлять разные мелочи и вспоминать их короткий обмен улыбками в коридорах компании. А здесь, в его присутствии, несмотря на всю радость встречи и даже разговора, возникает осознание собственной никчёмности. Раньше Карстен и не задумывался о том, какой он непримечательный. Неужели он настолько свыкся с ролью обычного среднестатистического сотрудника отдела, что... что забыл о своей индивидуальности, которой так гордился ещё в школе? Куда она исчезла? Просто растворилась в его сером существовании?..
Карстен метнулся к выходу, однако Андреас всё же успел удержать его за плечо.
- Постой, куда ты так заспешил? Девушка дома ждёт?
- Никто меня не ждёт, - Карстен вновь повернулся в сторону выхода из зала.
- Да погоди ты, - снова остановил его блондин. - Если уж сбегать с корпоратива, то с напарником. Пошли.
И Андреас направился вместе с ним к выходу, ловко лавируя между людьми, а также осторожно обойдя шефа Карстена.
- Ну, вот. Выбрались, - с очередной лучистой улыбкой произнёс он, когда они оказались снаружи на освещённой фонарями улице.
Карстен уже не знал, что сказать. Этот вечер его слишком взбудоражил. К тому же, с каждой минутой становилось всё труднее контролировать эмоции и "держать лицо" перед Андреасом. Им начала завладевать паника.
- Карстен, ты на машине? - спросил вдруг блондин.
- Что? А, д-да... на машине, - промямлил Карстен, передёрнув плечами от порывистого ветра, ударившего в лицо.
Тут Андреас протянул ему руку, как при знакомстве.
- Тогда давай прощаться, - сказал он. - Желая насладиться свободой на полную катушку, я сегодня притопал сюда своим ходом. Жаль, что не сможем прогуляться вместе.
Карстена словно мешком по голове ударило. Он, что, в самом деле, этого хочет?! Хочет, вот так вот просто отпустить "Страйфи" и, возможно, никогда больше с ним не встретиться?
- Эм... но ведь уже очень поздно, - проговорил он вполголоса, ощущая странный бунт в своей душе. - Могу подвезти.
Андреас оживился.
- Серьёзно? Ну, спасибо!
Через минут десять, сидя за рулём своего авто, Карстен пытался успокоиться, что было нелегко, учитывая, кто сидел на пассажирском сиденье его машины. Он боялся предполагать, что будет дальше, так как знал, чем для него закончатся подобные размышления – Андреас всё поймёт по его виду. Поэтому всю дорогу до дома "Страйфи" Карстен не бросал попыток расслабиться и вести себя непринуждённо. Ведь нельзя же испортить о себе впечатление прямо под конец вечера!
Припарковавшись у дома, на который указал Андреас, Карстен вылез из машины вслед за блондином и, выдавив сдержанную улыбку, первым протянул руку:
- Ну, как я уже говорил, мне было приятно с тобой пообщаться. И за отчёт ещё раз спасибо. Думаю, твоя бывшая компания жалеет о потере такого работника. Ты очень во многом разбираешься.
- Главное, я не жалею, - пожал плечами Андреас. - О, чего это я... забыл о приличиях! Поднимайся.
- Что? А, нет. Спасибо, - Карстен смутился. - Я домой. Рад был твоей компан...
- Это был не вопрос, - прервал его блондин. - Мы сейчас поднимемся ко мне.
И прежде чем Карстен успел осмыслить сказанное, Андреас схватил его за плечи и, притянув вплотную к себе, впился в его губы поцелуем – обжигающим и холодным одновременно.
Карстен не знал, сколько прошло времени, но, когда он смог, наконец, вернуться к действительности, руки блондина уже властно обвивали его талию, а поцелуй с каждой секундой становился всё более подчиняющим, даже собственническим.
- Ммм... стой. Что ты делаешь? - выдохнул Карстен, чуть отстранившись от губ Андреаса, однако, совершенно не пытаясь вырваться из объятий.
- А на что похоже? - блондин обнял его ещё крепче, словно желая укрыть от порывов разбушевавшегося ветра. - Соблазняю тебя, конечно.
- Зачем?
- Не глупи, - сказал ему Андреас и, ухватив за руку, потащил его в дом.
Карстен подчинился.
- Расслабься, - шепнул Андреас уже в квартире, стягивая с него куртку. - Я ничего не хочу сильнее, чем доставить тебе удовольствие.
- Н-но... - Карстен и сам не знал, что хочет сказать.
- Что? Считаешь, всё происходит слишком быстро? - догадался блондин, скользя губами по его шее. - Прости, но... твоё отношение ко мне очевидно. И я не вижу смысла тянуть.
Карстен сглотнул и... просто позволил этому случиться. Эмоции – словно он свалился с обрыва вниз. Ощущения – яркие, несравнимые ни с чем из того, что было с ним прежде. Он дрожал, выгибался от жаркой заполненности и разрешал Андреасу всё. Карстену нравилось чувствовать себя желанным в его руках. Подобного он никогда не испытывал и даже не представлял, насколько это, оказывается, упоительное чувство. Действия Андреаса заставляли его кусать губы и снова и снова жмуриться от восторга, осознавая, что мечты всё же имеют свойство сбываться.
- Кто такой этот "Страйфи"? Ты шептал это имя... Твой любовник? - ненавязчиво поинтересовался блондин ближе к утру, когда они, наконец, раскинулись на смятых простынях.
- Если бы... - тихо проговорил Карстен, не желая надеяться раньше времени.
- Ну, кем бы он ни был, запомни теперь новое имя – Андреас, - заявил тот, сопровождая свои слова поцелуем, указывающим на его права.
Карстен стушевался.
- Но ты практически не знаешь меня, - попробовал возразить он, хотя этого хотелось меньше всего.
- Я знаю твои глаза, - просто ответил Андреас.
Они не в состоянии отлипнуть друг от друга несколько дней. Секс, как продолжение каждого лёгкого поцелуя. Поцелуй, как продолжение неслышного диалога двух соблазняющих взглядов. Карстен растворился в этих отношениях. Он уже не мог вообразить для себя иной жизни, кроме как жизни рядом со своим любовником. Ему хотелось сообщить Андреасу о своих однозначных намерениях также смело, как это раз за разом делал тот по отношению к нему. Однако он... не смел. Карстен просто не мог похвастаться такой же самоуверенностью, какую демонстрировал его "Страйфи".
И вот по истечении их вторых совместных выходных между ними "повисли" невысказанные вопросы. Карстен чувствовал, что Андреас ждёт от него чуть больше инициативы, но в чём конкретно понять никак не мог. Он ведь и так старается делать всё возможное, чтобы часто с ним видеться. Да последние дни он вообще фактически живёт у Андреаса! Так, чего же ещё тот хочет? Их отношения развиваются со сверхзвуковой скоростью именно благодаря блондину, а Карстен лишь пытается угнаться. И то, что, вероятно, считает естественным Андреас, для него – Карстена – пока незримо. Ему трудно сообразить, в каком направлении следует двигаться дальше, когда он только-только убедился, что происходящее с ним не сон, а реальность.
Плюс ко всему, Карстен вдруг заметил за собой совершенно несвойственное ему чувство – тихое, кипящее лишь внутри него, раздражение. Раздражение из-за того, что его "Страйфи"... чересчур красивый. Стоит им выйти куда-то вместе, как Карстен мгновенно становится свидетелем, какими взглядами провожают Андреаса девушки на улице, а иногда и парни. Если б не это обстоятельство, ему бы, скорее всего, и в голову не пришло заострять внимание на внешности своего любовника. Ведь для него она никогда не являлась определяющим качеством. Гораздо важнее то, что ему, наконец, встретился умный, надёжный, приятный в общении и во всех смыслах достойный человек. Надежда на то, что Андреас влюблён также сильно, как и он, превращает его жизнь чуть ли не в праздник. И всё же в глубине души у Карстена рос страх потерять "Страйфи"...
С каждым прожитым днём этот страх становился всё навязчивей. А, глядя в зеркало, Карстен отчётливо понимал, что сам он далеко не так ярок. Даже хуже – он просто теряется на фоне своего партнёра. И, как назло, память услужливо подсовывала ему доказательства превосходства Андреаса. Взять, например, его рассказы о том, что окружающие ещё с подростковых лет проявляли к нему повышенный интерес. Когда же он выбирал для себя кого-то, тому приходилось туго – избраннице или избраннику объявляли самый настоящий бойкот.
И словно в ответ на его мысли Андреас объявил ему:
- Сегодня у меня традиционная встреча с одногруппниками из университета. Пойдёшь со мной? Я каждый год хожу и будет здорово, если на встрече в этом году ты будешь рядом.
У Карстена перехватило дыхание. Ему, конечно, приятно, что он зовёт его с собой, но также и страшновато. После тех-то историй! Хотя это ведь всего один вечер. Не убьют же его там, в конце концов.
Нервно усмехнувшись, Карстен согласился.
Правда, народа на встрече оказалось гораздо больше, чем он предполагал. Пиршество устроили в ресторане, и в разгар танцев Карстен потерял Андреаса из виду. Однако вскоре ему всё же удалось его отыскать. Отыскать в компании одной из одногруппниц Андреаса – Валенсии. Ничего такого, они всего лишь танцевали. Но как-то уж слишком тесно она к нему прижималась, слишком интимно шептала ему что-то в изгиб шеи...
Ноги у Карстена стали ватными, потом задрожали губы и он почувствовал, что сейчас сорвётся на банальную истерику. Очень "кстати" вдруг вспомнился ещё один рассказ Андреаса о том, как у этой самой Валенсии жизнь не складывается: муж бросил, с работы уволили. И он даже обещал ей чем-то помочь.
"Какое благородство!" - кипятился Карстен, прожигая парочку негодующим взглядом.
И вот сейчас эта девушка так близко к его любовнику.
"А это прикосновение к лицу – ну, конечно, он же такой красивый!" - продолжал злиться Карстен.
Следующие полчаса он провёл в мраморном туалете ресторана, стараясь привести эмоции в норму. А когда вернулся, половины людей (в том числе и Валенсии) уже не было. Оставшийся народ перешёл на кофе с вином и задушевные беседы...
Сев с Андреасом в свою машину уже после полуночи, Карстен всю дорогу крепился, чтобы не показать своего взвинченного состояния. Однако на полпути к дому "Страйфи", он не выдержал и, резко развернув машину, поехал по направлению к своей квартире, в которой за последнее время появлялся только как гость.
Андреас заметил "перемену курса" лишь тогда, когда Карстен уже притормозил у своего обиталища.
- Мы где? - задал он резонный вопрос.
- Пожалуйста, возьми мою машину и поезжай к себе, а я сегодня заночую здесь, - ровно проговорил Карстен, не глядя на него.
- Где – "здесь"? - не понял блондин.
- Я тут живу, - Карстен кивнул на высившийся за окнами автомобиля дом.
- А... - начал было Андреас, но тот уже открыл дверцу и вышел из машины.
Карстену не хотелось устраивать сцену. Он вообще ещё даже не разобрался, есть ли для неё вещественные причины или во всём виновато его разыгравшееся воображение. Он просто чувствовал, что ни в чём не уверен, и ему лучше остаться одному хоть на какое-то время.
- А ну-ка стой! - быстро сориентировавшись, Андреас выскочил из машины вслед за ним и нагнал его у входной двери. - Какая муха тебя укусила?
Карстен попытался сбежать. Это было ужасно по-детски и, разумеется, у него ничего не получилось – в квартиру он ввалился с цепкой хваткой Андреаса на своём запястье.
- Анри, прости меня... - ему мгновенно стало неловко за собственные подозрения.
Ведь что он делает сейчас? Глупой ревностью разрушает их отношения.
- За что простить? - поинтересовался тот, поворачивая к себе его лицо, тем самым принуждая смотреть ему в глаза.
Карстен с помощью нескольких коротких фраз обрисовал всю ситуацию.
Андреас вздохнул.
- Ты меня напугал. Я уже себе всё самое страшное представил, - поделился он с явным облегчением. - И? Ты, что, из каждого моего танца такие далеко идущие выводы сделал? Я ведь не только с Валенсией танцевал.
- А с кем ещё? - с Карстена в ту же секунду слетел покаянный вид.
Андреас рассмеялся.
- Я смотрю, ты тот ещё ревнивец, - произнёс он с некоторой долей восхищения. - Похоже, я ошибался на твой счёт. Но вспомни: разве я давал хоть один повод сомневаться во мне?
- Нет, но девушки ведь такие... вцепятся, как клещ, и... - Карстен запутался в своих же словах.
- То есть, если б со мной оказался парень, тебе было бы легче? - уточнил блондин, всё ещё посмеиваясь.
- Нет, - Карстен качнул головой. - Просто ты – красивый. Очень красивый. Всем нравишься. Поэтому я не могу не волноваться. А когда беспокойство подкрепляется ещё и зрелищем... Прости, негативные эмоции вспыхивают во мне против воли. Для меня самого это непривычно. К тому же, я уступаю тебе по всем параметрам. Я – тусклый.
Андреас перестал усмехаться и серьёзно на него посмотрел.
- Спасибо, что честно обо всём рассказал. Другой бы не смог переступить через свою гордость. А ты у меня, похоже, излишне самокритичный. И не говори глупостей. "Тусклый", надо же! Карстен, для меня ты горишь ярче любой из звёзд на небе. Поэтому успокойся.
В ответ Карстен улыбнулся и, мысленно обругав себя за недоверие, всё-таки порадовался, что между ними произошёл этот разговор. С души у него словно камень свалился.
- О, - Андреас, тем временем, оглядел окружающую их обстановку. - Чёрт, неужели я наконец-то оказался в твоей квартире? Вот скажи, почему ты меня сюда не приглашал?
- Не видел в этом необходимости, - удивлённо ответил Карстен. - А что? Надо было пригласить?
- Ну, разумеется! - воскликнул тот с возмущением. - Честно говоря, я переживал из-за этого. Думал, ты... Кхм, думал, что ты всё ещё не решил, впускать ли меня в свою жизнь.
- Всего лишь из-за квартиры? Анри, я смотрю, кто-то тут не всегда такой умный, каким кажется, - усмехнулся Карстен.
- Как видишь, и в моей голове могут возникать несуразные мысли, - поддержал весёлый тон Андреас.
Затем он вздохнул и, не выдержав, всё-таки счёл нужным спросить:
- Так, ты... полностью мой?
Карстен на миг смутился столь прямого вопроса, однако затем одёрнул себя. Пора бы уже прекратить смущаться. Это же его "Страйфи". И пусть всё у них завертелось очень быстро, – ещё и месяца не прошло – но какая, по сути, разница?
"Никакой, если я люблю его. А я люблю", - мелькнуло у него в сознании.
- Да, - выдохнул он и встретил полный страсти поцелуй Андреаса.
Ночь они провели сказочно. Карстен позволил себе быть более раскрепощённым в постели, и эта попытка увенчалась успехом – его любовник был в восторге. А ведь он всего лишь поддался своему любопытству, обнаружив, как "Страйфи" реагирует на его прикосновения. И почему он не обращал на это внимания в их прошлые ночи? Определённо – он много упустил. Как оказалось, не так уж сложно освоить эротический массаж. Карстен быстро смекнул, что вся суть в коже. Её теплота и прохлада, бархатистость и упругость, способность краснеть и бледнеть, быть мягкой, как воск, и покрываться мурашками может дарить самое изысканное наслаждение. Достаточно обрисовывать кончиками пальцев контуры и изгибы тела, исследовать впадинки над ключицами и веки, чтобы на коже Андреаса, словно на воде, появилась мелкая "рябь" чувственной дрожи...
На следующий день Карстен решил не останавливаться на достигнутом. Ему захотелось поэкспериментировать с цветом нижнего белья и тем самым внести в их сексуальную жизнь ещё больше красок. Он поражался себе, даже пребывал в некотором шоке, собственноручно выбирая в бутике бельё самой разной палитры, но отказаться от своей затеи не мог. Раз уж он "напал на след" секси-прихотей Андреаса, он эти прихоти удовлетворит. Всё-таки в нём всё ещё живёт страх потери... И поскольку устранить его не получается, он постарается привязать к себе "Страйфи" так сильно, что тот уже никогда не сможет вырваться. Пусть его методы не совсем честные, но и особо страшного в этом ничего нет.
И вот, когда через полторы недели выпадает первый снег и столбик термометра опускается ниже нуля, Андреасу становится очень непросто добраться до тела своего хитрого любовника. Пока он терпеливо снимает с Карстена джемпер, тёплые брюки, пуховые носочки, тот загадочно улыбается, потому что знает, какой сюрприз его ждёт. Наконец, с тела снимается последняя утеплённая одежда – а там!..
Карстену было забавно чувствовать себя режиссёром их близости, всего лишь играя с цветом нижнего белья, а впоследствии также с цветом простыней. Выяснилось, что зимой яркие цвета особенно хороши. К примеру, красное нижнее бельё, не испорченное излишними украшениями, вызвало у его "Страйфи" фактически гормональный взрыв – он был горяч и настойчив. А ещё глупо было надеяться остаться в этом красном шёлке дольше пяти минут... Выбрав же винные оттенки простыней, Карстен получил от Андреаса поистине особенные взгляды на его обнажённое тело среди "разлитого вина". Сиреневый дал разный эффект – похоже, всё зависит от насыщенности этого цвета. В первый раз Карстен надел нежную ткань, по окрасу близкую к розовому, и чуть не свёл Анри с ума кажущейся легкомысленностью и невинностью: тот захотел научить его "чему-нибудь плохому". А более тёмный оттенок превратил Карстена в коварного искусителя! Андреас сразу превратился в покорного раба, и Карстену не оставалось ничего другого, кроме как привязать его лентами к кровати и делать с ним всё, что душе угодно. А душе было угодно многое... "Страйфи" мог лишь жечь его взглядом.
Дальше – больше. Постелив салатового цвета простыни, Карстену мгновенно захотелось пошалить, и он вовлёк Андреаса в сражение подушками, танцы и весёлый смех. А после Анри просто поймал его в свои объятия и был нежным и заботливым.
Также не обошлось и без "разрушений" нескольких мифов. Чёрный цвет белья вовсе не кричал об искушённости, когда, натянув обновку, Карстен разглядывал себя в зеркале. Скорее, это свидетельствовало о наличии у него тайны и Андреасу, как он обнаружил, нравится их разгадывать – у них был энергичный и очень откровенный секс. Надев цвет ночи, Карстен словно дал блондину понять: можно всё, что не запрещено.
Под конец своих опытов не забыл он и об экрю – оттенка благородного шампанского. Увидев его в пене бледных кружев, "Страйфи" постарался узнать все его желания.
Тем не менее, провалы тоже имели место быть. У Карстена образовалась целая кучка белья, цвет которого подпадал под категорию "снять это немедленно!", как выразился Андреас. Это: тёмно-бордовый, коричневый, серый и все "кислотные" оттенки. Однако даже это было очень интересно выяснять. Карстен и не предполагал, что все эти ухищрения так его затянут! И он был искренне рад, что и его любовнику они пришлись по вкусу.
И всё же... Всё же Карстен даже на этом – казалось бы, полном триумфе! – не смог остановиться. Ставший уже привычным страх и не думал исчезать. О нём удавалось забыть во время любовных игр, но потом он всё равно давал о себе знать. Андреас продолжал таскать его на каждую подвернувшуюся вечеринку, знакомил с друзьями, которых оказалось довольно-таки большое количество, и словно не замечал, что всякий раз становится жертвой своего же обаяния. Зато замечал Карстен. Замечал и глаз с него не спускал, хоть и осознавал, что "Страйфи" вовсе не провоцирует окружающих на внимание к своей персоне. Скорее, это побочный эффект его личностных качеств, возникающий без каких-либо действий с его стороны. Вероятно, он и хотел бы не давать Карстену поводов для ревности, но это не в его власти. Кроме того, он отличается удивительной слепотой в том, что касается знаков внимания со стороны как девушек, так и парней. Он просто не видит, как на него смотрят.
В конце концов, Карстену это надоело. Он долго думал, что предпринять, как можно "пометить свою территорию", наглядно продемонстрировав свой статус в жизни Андреаса, и в итоге пришёл к выводу, что ничего особо выдающегося делать и не нужно. У него на этом поле и так существенное преимущество: пока остальные кокетничают, он может просто положить руку Анри на плечо, а в случае крайней необходимости – даже поцеловать. Его "Страйфи" приятно, а пронырливым кандидатам, на него посягающим, будет сложно строить глазки парню, который обнимается со своим бой-френдом.
Конечно, как бы Карстен ни старался, полностью искоренить симпатию людей к Андреасу у него никогда не выйдет. Но, как говорится, если нельзя изменить ситуацию, надо поменять своё к ней отношение. Однако Карстену всё равно было сложно справиться с этим в одиночку. Он честно пытался себя пересилить и, тем не менее, раз за разом терпел неудачу. Ему было понятно, что причина кроется в его заниженной самооценке, но поделать он с этим ничего не мог. А вот кто смог, так это Андреас. Может, он и не замечал очень многого, но не заметить удручённое состояние своего любовника... Кем бы он был после этого? Андреас сразу же стал активно направлять мысли Карстена на исключительно положительные моменты. Начал он с простого. В течение пары дней он как можно чаще выдавал фразы, вроде: "Подумай, какой парень тебе принадлежит, раз он словно магнитом притягивает взоры!". Когда же это не возымело особого эффекта, блондину потребовалось два похода в клуб, чтобы доказать – стоит людям увидеть его, у них сию же секунду косвенно повышается интерес и к тому, кто находится рядом с ним.
- Ясно же, что бой-френд такого привлекательно парня, как я, просто не может быть заурядной личностью, - заявил он Карстену после того, как отшил от него трёх "кавалеров" и одну "даму".
Карстен рассмеялся и впервые с момента возникновения в его душе страха потерять своего "Страйфи" по-настоящему успокоился. Собственно, от страха уже ничего не осталось.
- Поедем к тебе? - спросил он Анри по дороге из клуба.
- Нет, к тебе, - сразу же ответил тот.
Карстен усмехнулся.
- Так нравится моя квартира?
- Мне просто нравится быть частью твоего мира, - произнёс Андреас с улыбкой. - А в твоём жилище я как нельзя лучше ощущаю соприкосновение с ним. И... чёрт, прости меня.
Блондин внезапно странно смутился и отвёл свой взгляд в сторону.
- М-м? За что? - удивлённо поинтересовался Карстен.
- Правда, прости меня, - повторил Андреас вымученно. - Я наткнулся на них совершенно случайно.
- На них?
- Письма. Письма, адресованные некоему Страйфи, в котором... в котором я узнал себя, - неловко закончил блондин и осторожно посмотрел на любовника.
Но к его изумлению, Карстен вовсе не выглядел рассерженным или того хуже – обиженным. Он только загадочно улыбался.
- И как? - спросил он, наконец. - Они тебе понравились?
Убедившись, что расплата ему не грозит, Андреас облегчённо вздохнул и тоже улыбнулся.
- Они... меня покорили, - ответил он искренне. - Знаешь, когда мы только познакомились, ты показался мне очень замкнутым. Однако, прочитав эти письма, я понял, как же сильно ошибался. Ты так трепетно там всё расписал...
Карстен попытался заставить себя не краснеть под опаляющим страстью взглядом Анри, но у него плохо получилось.
- Мы скоро приедем? - выдохнул блондин низким тоном голоса.
- А что? - Карстен, не отрываясь, следил за дорогой.
- Просто прилагаю кучу усилий, чтобы не сорвать с тебя одежду и не взять прямо здесь, - поделился мыслями тот.
У Карстена сбилось дыхание. Впрочем, как и всегда, когда с губ его любовника срывалось нечто подобное.
- Какое бельё на тебе сейчас?
- Анри! - вспыхнув, Карстен возмущённо поджал губы.
- Ты сам меня на него "подсадил", так что сознавайся, - ухмыльнулся Андреас.
Вздохнув и обречённо покачав головой, Карстен выдавил:
- Р-розовое...
- Так-так-так, - протянул Андреас самым пошлым тоном из своего "арсенала".
До пункта назначения они не доехали. После принудительной остановки у обочины, Карстен уже не имел права выбора и Андреас, содрав с ягодиц своего любовника розовый шёлк, взял его на кожаном водительском сиденье, ничуть не сетуя на некоторую тесноту в салоне машины. Тот громко вскрикнул и вцепился в спину Анри обеими руками, с каждой минутой оставляя на коже всё более заметные царапины...
Тяжело дыша, они не спешили приводить себя в порядок после яростного совокупления. Эмоции всё ещё были обострены до предела, и Карстену даже показалось, что он немного оглох, настолько вязкой он ощущал реальность.
- "Киро", - произнёс вдруг Андреас, сглотнув.
- Что? - вяло переспросил тот, не расслышав.
- "Киро" – так я называл тебя мысленно, через некоторое время после того, как встретил, - признался блондин, встретившись с ним глазами. - И из Вены я вернулся именно потому, что не хотел больше жить в собственном искусственном раю, созданным воображением. Просто грезить тобой... нет, мне было мало этого. Я захотел узнать тебя настоящего.
Карстен на миг опустил ресницы, осознавая смысл сказанного. Затем снова ухнул в бездну серых глаз.
- Почему вернулся – понятно, - медленно проговорил он. - А почему вообще уехал?
Андреас позволил себе усмехнуться.
- Хотел избавиться от навязчивой фантазии. А, видя тебя практически каждый день, это не представлялось возможным. Впрочем, всё равно ничего не вышло.
У Карстена в голове выстроился образ рационального "Страйфи", сознательно отказавшегося от своих чувств.
- С чего вдруг такое признание? - полюбопытствовал он после паузы, всё ещё находясь под впечатлением.
- Подумал, это будет честно. Ну, раз уж я прочёл твои письма, - пояснил Андреас.
- Спасибо, - поблагодарил Карстен. - Мне приятно, правда.
Скользнув ладонью от его щеки к шее, Андреас с плохо скрываемыми в глазах чувствами тихо произнёс:
- Я надеюсь, ты влюблён в меня также сильно, как и я в тебя.
Карстен улыбнулся.
- С твоей-то самоуверенностью... Я думал, ты уже давно понял, что – да.



Fin

@темы: Cinema Bizarre, слеш